Пропустить навигацию.

Село Короваи

Село Короваи не менее древнее, чем Кулажинцы. Оно указано на карте Г.Л де Боплана 1650 года под названием Korowe. Расположено на левом берегу реки Гнилая Оржица, приблизительно в 10 километрах от села Кулажинцы. По данным Генеральной описи Левобережной Украины 1765-69 годов Короваи входило в состав I-ой Пирятинской сотни Лубенского полка, с 1781 года входило в Пирятинский уезд Киевского наместничества, с 1796 года - в Малороссийской губернии, с 1802 года - в Полтавской губернии, с 1923 года - в составе Пирятинского района Прилуцкого округа. В настоящее время село входит в состав Гребенковского района, Полтавской области Украины. По данным на 1990 год в селе проживало 849 жителей.
25 августа 1690 года Лубенскому полковнику Леонтию Назаровичу Свечке (Лубенский полковник в 1688-1699 годах - М.П.) была дана высочайшая грамота "на двор над Оржицею (Гнилою) зовемiй Короваи с людми при нем, на земли ево поселеними, и на все ево земли, и леса, и поля пахатнiе и к пашне годнiе, купленiе и занятiе." Хотя на карте Г.Л де Боплана в 1650 году Короваи отмечены как село, в 1690 году в высочайшей грамоте они названы лишь двором. Связано это вероятно с тем, что в то время в Короваях жили казаки, которые не могли поступать никому в подданство. Казачья старшина такие казачьи селения, для маскировки истины при ходотайствах называла обыкновенно дворами, хуторами, слободами, а казачьи земли - вольными "степями", как польские вельможи называли "пустынями".42 Согласно духовному завещанию Леонтия Свечки 1699 года село Короваи передавалось одному из его сыновей Ивану, "а видячи Ивана слабого здоровя, то, ежели б мол змерти, хутор Короваевскiй и з людми, при нем поселенними, повинен бути Лукiану, смнове нашому, вчисте легую."43 И действительно, Иван Леонтиевич прожил недолго и умер до 1707 года. По тогдашним законам село отошло во владение старшего сына Леонтия Свечки Василия и его брата Лукьяна. Василий Леонтиевич умер в 1714 году, оставив все свое имущество своей жене Анне Мазараковне и малолетнему сыну Стефану, до совершеннолетия которого опекуном был назначен дядя Лукьян Леонтиевич Свечка, мало заботившийся об опекаемом. В 1720 году, еще очень молодым скончался Стефан Васильевич Свечка, оставив малютку сына Алексея (родившегося в 1718 году) и молодую жену Ирину Булавковну. Ирина вскоре вышла замуж за Илью Александровича Милорадовича, сотника Грунского. Милорадович бросил службу в Гадячском полку и переселился в село Городище к жене и пасынку Алексею Свечке.
15 апреля 1720 года Лубенский полковник Андрей Маркович выкупил у Лукьяна Свечки село Короваи за 5000 золотых (1000 рублей), при этом выкупив и наследственную часть малолетнего Алексея Стефановича Свечки, права на которые не принадлежали Лукьяну Свечке. Данная купля-продажа была оформлена в виде купчей, в которой вся ответственность за возможные последствия и притензии родственников возлагалась на Лукьяна Свечку. Андрей Маркович силой вынудил Лукьяна подписать данную купчую, посадив его под арест за то, что тот якобы похитил деньги из Пирятинской церкви. И только после подписания купчей Лукьян Свечка был отпущен на волю. Подтверждение этого факта зафиксировано в генеральном следствие о владениях Лубенского полка, проведенном Даниилом Апостолом в 1729-30 годах, где значится: "Сотни Пирятинской. Село Короваи на купленних полковника Леонтiя Свъчки грунтах при волном Пирятинском степъ поселена, а тестаментом его записана и отдана была синов его ж Лукяну Свъчцъ, которий продал оное село подскарбiю енералному пану Марковичу; по якой куплъ он пан Маркович тым селом владеет."44 Однако близкие Алексея Стефановича Свечки и он сам не могли смириться с потерей, принадлежащего им по праву села, и с 1743 года начинается почти 100-летняя тяжба Марковичей со Свечками за село Короваи. Первое время (до смерти Андрея Марковича в 1747 году) удача поворачивалась к Свечкам спиной. Им не удавалось добиться никаких положительных результатов в деле возвращения хотя бы части села Короваи обратно в свою собственность. Согласно данным ревизской книги Лубенского полка за 1740 год в селе Короваях находились: "двор приездний подскарбия енералного господина Андрея Марковича, в котором живет староста Ерофей Фомин. Двор войта Ивана Деркача. Двор писара дворового Андрея Василиева. Двор приездний покойного Семена Марковича, в котором живет староста Семен Чернявскiй. Двор попа Якова Тимофеева. Школа".45 А по данным ревизской книги Лубенского полка 1745 года, помимо школы в селе Короваях появляется шпитал (госпиталь, лазарет).46 По духовному завещанию Андрей Маркович оставил село Короваи своему сыну Семену, после смерти котогорого в 1738 году село перешло к его детям Ивану старшему (1727-1750) и Ивану младшему (1728-1790). Все это время семья Свечек подавала судебные иски во все инстанции с требованием вернуть, законно причитающиеся им земли. И только 2 ноября 1753 года впервые члены войскогого генерального суда вынесли по данному делу решение: "Половину села Короваев с принадлежачою частию степу и других угодiй истцу бунчуковому товарищу Алексею Свъчцъ, по наследию его от предков его, других Свечек, а именно: Леонтия - прадеда, деда - Василия и отца - Стефана принадлежащие, отдат во владенiе; а ответчика Марковича наследникам, кто тем селом владеет, отказать".47 Однако Иван Маркович не спешит выполнять требование суда, затягивает подачу апелляции и в то же время пытается получить со своих подданных в селе Короваи максимум дохода, заставляя их работать на него лишнее время и увеличивая сборы. Процесс опять затягивается. В 1760 году умирает один из главных защитников Алексея Стефановича Свечки в суде - Илья Александрович Милорадович. Сам Алексей также к этому времени уже умер, оставив сына Петра, которому в 1760 году исполнилось 13 лет. Судебная волокита тянется еще почти 30 лет и только в 1792 году императрица Екатерина II Великая (1762-1796), на личное прошение Петра Алексеевича Свечки своим указом от 14 декабря 1792 года повелевает: "спорное имение оставить и утвердить во владении за просителем надвоным советником Свечкою, исполняя точно по решению бывшей Малороссийской генеральной войсковой канцелярии, учиненному 23 декабря 1754 года".48 На основании этого решения в 1793 году Короваевские земли были разделены на две части, из которых одна часть с левой стороны по течению реки Сырой Оржицы перешла во владение Петра Свечки, а вторая с правой стороны реки Оржицы осталась за Марковичами. В 1802 году умер Петр Алексеевич Свечка, оставив детям своим в наследство большое состояние: около 4000 крестьян и более 13000 десятин земли. Его имения были в трех уездах: Пирятинском (села: Городище, Короваи и Семены (или Сербиновка); деревни: Корнеевка, Каевка и Петровка; хутора: Куриловский, Котовщина, Линиковский, Мотузковский, Яровский и Лутаевский), Лубенском и Золотоношком. Наследниками Петра Свечки остались два его сына Николай и Яков. По Литовскому Статулу из имущества, оставленного им отцом, они должны были выделить своим незамужним сестрам часть земель или деньги. Так сестре Анне, вышедшей замуж за подполковника Федора Михайловича Уракова, они дали в приданное ту часть села Короваи, которая была отсуждена у Марковичей, а второй сестре Екатерине в приданной выделили 20000 рублей. Оба брата, после смерти отца, хозяйство вели неумело, практически им не занимались, при этом деньги тратили не задумываясь. Очень скоро они влези в огромные долги (так например в 1816 году сумма долговых претензий к Николаю Свечке состваляла 330727 рублей), за которые пришлось расплачиваться отцовскими землями. На все имущество братьев был наложен запрет на продажу и обмен. В 1818 году бездетным умер Яков Свечка и его имение перешло к брату Николаю. Наконец, здоровье изменило и Николаю Свечке: он стал болеть и 18 марта 1826 года скончался, оставив своему единственному сыну Льву больше долгов, чем состояния. Лев Николаевич обратился к Малороссийскому военному губернатору князю Николаю Григорьевичу Репнину (1816-1836) с просьбой снять опеку с его наследственного имущества и все имение, оставленное отцом, передать в его распоряжение для сохранения от полного разорения. Просьба была уважена. По решению суда за Львом Свечкою осталось 1405 десятин земли, 241 ревизская душа и 293479 рублей долга. Практически все земли, за исключением слободы Петровки, были описаны за долги. В том числе по иску наследников И.С.Марковича, его внука Василия Ивановича Марковича и правнучки девицы Анны Павловны Гребенкиной, дочери Анны Петровны Маркович от брака с Павлом Ивановичем Гребенкой. Этот иск был подан на решение суда от 1793 года на село Короваи. Марковичи утверждали, что П.А.Свечка получил тогда больше селян, чем ему полагалось, и на основании этого требовали вернуть им 114 душ крестьян мужского пола и 108 душ женского пола и взыскать "пожилое" крестьян за годы владения ими Свечками в размере 50000 рублей. 6 октября 1827 года в церкви села Короваи Лев Николаевич Свечка обвенчался с девицей Анной Павловной Гребенкиною, правнучкой Ивана Семеновича Марковича. Жена продолжала в суде свое исковое заявление, чтобы оно не ушло на пополнение посторонних взысканий. К сожалению, супружеская жизнь Свечек продолжалась недолго: 6 февраля 1834 года скончалась Анна Павловна, а 5 августа 1845 года умер и Лев Николаевич Свечка.
Та часть села Короваи, которая досталась в наследство Анне Петровне Свечке, была передана ею во владение ее мужа Федора Михайловича Уракова (поженились между 9 мая и 16 июля 1803 года). В этом браке у них 10 мая 1813 года родилась дочь Александра. После ранней смерти Анны Петровны (около 1813 года) Короваи не были возвращены Свечкам, а остались во владении Ураковых. Мы можем предположить, что в ее честь была предпринята попытка переименовать село Короваи. В "Cписках населенных мест Полтавской губернии за 1859 год" Короваи были записаны под названием "Аннинское". Но вероятно это название не прижилось. После смерти Федора Михайловича Уракова (в 1819 году) и его дочери Александры Короваями владели его сестры: вдова подполковница Елена Михайловна Ригонье и капитанша Ирина Михайловна Шестакова (владела Короваями уже в 1826 году). Единственная дочь Елены Михайловны - Софья Петровна вышла замуж за надворного советника Николая Федоровича Гриневича и вместе с матерью владела селом. В 1865 году Софья Петровна, как владелица Короваев (будучи уже вдовой и без матери) подписала договор с селянами на выкуп ими земли. На тот момент в Короваях было 266 посполитых, из них на получение земли имело право 261 человек. Выкупу подлежала земля, на которой крестьяне жили и работали и до отмены крепостного права. После выплаты полной выкупной суммы крестьяне, владельцы земли, стали называться крестьянами-собственниками, а до выплаты - временнообязанными. Далее, та часть Короваев, о которой мы повествуем, досталась младшей дочери Николая Федоровича и Софьи Петровны, Александре Николаевне Гриневич. Она вышла замуж за дворянина Черниговского уезда Михаила Александровича Пригару. С тех пор и до самой революции 1917 года эта часть села принаджежала Пригарам (дочь М.А.Пригары и А.Н.Гриневич Александра вышла замуж за инженера-технолога Василия Александровича Пригару и также проживала в селе Короваях). По данным, приведенным в "Списке населенных мест Полтавской губернии" за 1912 год, в составе Пирятинского уезда, Городищенской волости значится село Короваи, расстояние от уездного города 15 верст, до волостного правления 7 верст, число жителей мужского пола - 421, женского - 396, в селе расположена церковно-приходская школа.49

Одна из витрин музея в школе в с.Короваи

Та же часть села Короваев, что осталась за Марковичами, после 1827 года перешла во владение Льва Николаевича Свечки и его жены Анны Павловны (за ними в 1842 году числилось 95 душ крестьян). Потом эта часть Короваев перешла во владение к Гребенкам (братьям Михаилу, Апполону, Николаю, Константину Павловичам и дочери их старшего брата писателя Евгения Павловича - Надежде Евгеньевне). В 1865 году здесь проживало 47 посполитых. Постепенно эта часть села Короваи становится самостоятельным хутором, который начинают именовать Убежище при Короваях, по аналогии с Марьяновским хутором Убежище, которым также владели Гребенки. После революции 1917 года этот хутор назывался 1-е Убежище, в то время как 2-м Убежищем назывался хутор при Марьяновке. Эти названия сохранялись вплоть до 1929 года. Позже хутор 1-е Убежище вошел в состав села Короваев, а 2-е в состав деревни Марьяновки.
Первая церковь в селе Короваи была построена в 1722 году на деньги прихожан и была освящена в честь святых апостолов Петра и Павла. В книге "Присяга Малороссийских войск..." за 1732 год в Лубенском полку Пирятинской сотни в селе Короваи значится священник Яков Матвеев.49а В 1807 году во время капитального ремонта из трехкупольной церковь была переустроена в однокупольную. К 1830 году здание церкви было уже достаточно ветхим, но оно простояло еще до марта 1851 года, когда было закрыто. А в 1853 году на деньги Софьи Петровны Гриневич была построена новая каменная церковь со звонницей, получившая название Преображенской. В таком виде она просуществовала до революции 1917 года. К сожалению, до наших дней церковь не сохранилась - она была разрушена в годы советской власти. Нельзя обойти вниманием тот факт, что в свое время Короваевская церковь взяла на себя обучение грамоте детей. В 1865 году (или немного позднее) в Короваях была основана земская школа, которая находилась на иждивении Короваевского сельского общества. Но к 1870 году общество отказалось от своих обязанностей по содержанию школы, и та была закрыта. И лишь в 1888 году стараниями священника Преображенской церкви с Короваев Матвея Максимовича в селе была открыта церковно-приходская школа. Помещение для школы нанимали у крестьян. В 1894-97 годах здесь ежегодно учились по 56-65 детей (из них - две девочки). Школа считалась лучшей в епархии. Обучение в школе велось на русском языке. После февральской революции 1917 года школа перешла в подчинение Министерства народного просвещения и обучение стало вестись на украинском языке. В 1922-23 годах школа была укомплектована двумя учителями. В 1926 году ей была передана часть усадьбы помещика Сергея Васльевича Пригары (приусадебной земли - 1,1 га, сада - 2,2 га, парка - 3,3 га, всего - 6,6 га). До Великой Отечественной войны школа была неполной средней, а во время войны была закрыта совсем. После освобождения села от немцев и до окончания войны школа работала, как начальная и только после окончания войны она была преобразована обратно в неполную среднюю.
Развитие села (обоих его частей) можно проследить по изменению численности населения. По ревизии 1721 года здесь было записано 21 "посполитых-бобылей". В 1758 году уже проживало 335 человек, 1787 - 601 душа, 1801 - 311 душ, 1842 - 650 душ, 1859 - 629 душ, 1900 - 1200 душ, 1922 - 1449 душ. Из приведенных данных видно, что в послереформенный период прирост населения стал стабльным и увеличился. В дореформенный период между 1842 и 1859 годами число крестьян уменьшилось. Вполне возможно, что это связано с тем, что в 1847 и 1848 годах здесь прошла эпидемия холеры. За более поздние годы мы не имеем данных об изменении численности населения. Можно только предполагать, что оно увеличивалось до 1930 года, до начала коллективизации, которая здесь в Короваях (как и в других местах) проходила с большими трудностями. 10 февраля 1930 года глава и секретарь Короваевского сельсовета "за кулацкую политику" были сняты с работы и дело на них передано в следственные органы. А уже 13 февраля 1930 года местная газета в статье "Сдвиги в коллективизации в с.Короваях" писала: "До сих пор там не было никакого коллектива. Теперь сельсовет и комитет бедноты подняли на ноги весь актив села, бедняков и середняков и за два дня коллективизовали два земельных общества (Короваевское и Убежищинское (хутора Убежище 1-е)) на 60%. Можно надеяться, что до весны с.Короваи превратятся в цельный коллектив." А 20 февраля 1930 года, та же газета писала, что с.Короваи коллективизовано на 93 %. Подобная "эффективная" политика проводилась и в отношении антирелигиозной пропоганды. 22 декабря 1929 года местная газета писала, что поп Преображенской церкви с.Короваев Самойло Коломиец отрекся от церкви 24 ноября 1929 года. Та же газета 25 февраля 1930 года писала: "Селяне Короваевского сельсовета поняли, что религия вредит социалистическому строительству и решили передать церковь для культурных потребностей села". В начале 1920-ых годов в Короваях была организована агробаза, которая просуществовала всего несколько лет.50
В период немецко-фашисткой оккупации (с 18 сентября 1941 года по 19 сентября 1943 года) гитлеровцы расстреляли 9 жителей села и вывезли 139 человек на работы в Германию. В 1958 году в Короваях сооружено надгробие на братской могиле советских воинов, погибших при освобождении села от гитлеровцев в 1943 году и памятник в честь воинов-односельчан, которые погибли (137 человек) во время войны. В годы советской власти в селе находился колхоз "Дружба", отделение связи, восьмилетняя школа, фельдшерско-акушерский пункт, детский сад, дом культуры (на 400 мест), библиотека (18,3 тысяч единиц хранения).51

Памятник в с.Короваи в честь воинов-односельчан, погибших во время Великой отечественной войны Одна из витрин музея в школе в с.Короваи



42 М.Г.Астряб Старая Полтавщина и столетняя тяжба Марковичей со Свечками и Пасютами (1720-1827 гг.) // Труды Полтавской ученой архивной комиссии. Вып. 8. - Полтава, 1912, стр.74.
43 Там же, стр. 78.
44 Генеральне слiдство про маетностi Лубенського полку // Украiнський архив, Т.4, Киев, 1931, стр.40.
45 Ревизская книга Лубенского полка за 1740 год // Институт рукописи Национальной библиотеки Украины им. Вернадского, Ф.1, Шифр 54333, л.547-547(об.).
46 Ревiзiя Лубенського полку 1745 года // ЦГИАУ, Ф.51, Оп.3, Ед.хр.19343, л.603(об.).
47 М.Г.Астряб Старая Полтавщина и столетняя тяжба Марковичей со Свечками и Пасютами (1720-1827 гг.) // Труды Полтавской ученой архивной комиссии. Вып. 8. - Полтава, 1912, стр.102.
48 Там же, стр.165.
49 Список населенных мест Полтавской губернии с кратким географическим очерком губернии // Полтава, 1912, стр.252.
49а Книга "Присяга малороссийских войск..." // РГАДА, Ф.248, Оп.103, д.8250, л.352
50 А.И. Припутень Из истории села Короваи // газета Гребенковского совета народных депутатов Полтавской области Серп i молот, 12 марта 1997 года.
Так же при написании данной статьи использованы рукописные материалы, собранные, обработанные и любезно предоставленные краеведом Алексеем Ивановичем Припутнем автору данной книги.
51 Полтавщина. Энциклопедический словарь. Под редакцией А.В.Кудрицкого // Киев, 1992, стр.380.